22 января 2011, суббота «Инвалидов здесь нет. В Воронеже прошел кинофестиваль «Кино без барьеров»

Почему-то в нашем относительно благополучном обществе их принято не замечать. Не делать пандусов, не беспокоиться о приспособленности общественного транспорта, отводить взгляд, увидев их на улице, чтобы не испытывать дискомфорта.

— Но между нами, девочками: а что бы вы почувствовали, если б у вас родился такой ребенок? — спрашивает Нина Воронова, член правления общественной организации «Преодоление». Ее 25‑летний сын Саша — вылитый американской киноактер Джеймс Марсден. Вот только, в отличие от своего двойника, едва может самостоятельно ходить и с трудом координирует движения рук. Диагноз — детский церебральный паралич. Но он все равно то и дело улыбается и даже подмигивает девушкам.

— Скучно дома, хочется общаться с людьми, — первое, что говорит нам Саша. — А где мне с ними общаться?

— Через Интернет можно, на кнопки жать, — судорожно пытаемся придумать варианты ответа мы с фотографом.

— А где эти кнопки-то? — смеется Саша.

Мы не знаем. Не знаем, что говорить, как отвечать и даже что спросить. Обычно стараемся просто не думать об этом.

Так что «Кино без барьеров» — это как раз для нас. «Привлечь, — как обещал пресс-релиз, — внимание общественности к жизни людей с инвалидностью». А еще «раскрыть богатый потенциал людей с ограниченными возможностями и разнообразить их интересы, показав им наглядные примеры активной жизни».

«Кино без барьеров» — фестиваль международный. В Москве он проходит вот уже десять лет. И каждый раз на нем показывают игровые, документальные, анимационные фильмы из России, Америки, Европы, Азии и Австралии, в центре которых — люди с инвалидностью. Демонстрируют и работы, удостоенные известных международных наград и призов кинофестивалей — «Sundance», «The Other Film Festival», «Festival Internacional de Cine de Donostia-San Sebastián» и даже «Оскар».

После проведения фестиваля в столице его лучшие фильмы тиражируются и идут в прокат в разных городах России и стран СНГ.

До Воронежа такое эхо докатилось в третий раз. Фестиваль проходил в два этапа: кинопрограмма первой половины дня была рассчитана на взрослую аудиторию, а после обеда в кинотеатре собрались дети-инвалиды: творческие занятия с ребятами провели волонтеры.

Кинопрограмма началась с работы воронежского автора — студент педуниверситета Илья Грибков сделал фильм о воронежском танцевальном коллективе «Вдохновение». Его руководитель Инна Абаджян вот уже 10 лет работает с детьми с синдромом Дауна — не просто учит их танцевать и понимать музыку, но, главное, помогает самореализовываться и развиваться. Общепризнанный факт: любовь, взаимопонимание, творчество, живое общение делают более эффективным и медикаментозное лечение.

— Я просто заметила однажды, что ребята с синдромом Дауна очень пластичны. Я работала тогда в реабилитационном центре «Парус надежды» и решила попробовать поставить танцевальный номер. И у нас получилось. Когда мы впервые продемонстрировали его на фестивале, эти ребята действительно впечатлили публику. Мы ставим номера так, чтобы недостатки в координации были незаметны — медленная музыка, плавные движения. Очень много репетируем, и никаких поблажек. Я им говорю: у меня в коллективе инвалидов нет, есть красивые мальчики и девочки! Они и правда красивые! Наш любимый танец — танец лебедей, он почему-то всем очень нравится, так вот там видно, что у наших танцоров просто потрясающая грация, они действительно как лебеди на сцене.

— Герои фильмов — люди с инвалидностью — красивы, талантливы, сильны духом, чего порой не хватает и физически здоровым, — считает зампредседателя комитета Воронежской областной Думы по труду и соцзащите Оксана Хоронжук. — Герои — их родители, которые, вопреки всему, воспитывают своих детей, радуются их успехам и надеются на лучшее. Настоящие герои и подвижники — те люди, которые работают с «особыми» детьми, занимаются их социальной и психологической адаптацией, дарят им свою любовь и тепло.

Фильм Тофика Шахифердиева «О любви» растрогал зал до слез. В документальном кино о московской инклюзивной школе «Ковчег» ее ученики рассуждают о любви — сидят себе перед камерой обычные первоклассники и делятся своими обычными детскими секретами. Женя между Аней и Наташей выбрать никак не может, даже со школьным психологом советовался. Эдик не может понять, что эти девчонки к нему так липнут со своими поцелуйчиками — из-за оценок, что ли? А девочка Женя не знает, как сообщить нынешнему жениху, что, кажется, влюбилась в другого. И только из следующих кадров становится понятно, что Женя-Казанова не может ходить, Эдик ничего не видит, а у девочки Жени с рождения нету рук, но это все не мешает им общаться со здоровыми сверстниками на равных. А ведь и в самом деле, почему нет? «Когда я узнала, что внучка родилась без ручек, у меня, конечно, шок был, но отказаться от нее и в голову не пришло. Что тут такого? Некоторые люди вон без мозгов всю жизнь живут, и ничего, — рассуждает с экрана Женина бабушка, — а она у нас и без ручек все сама умеет, и учится хорошо, и шьет, и рисует, и на компьютере работает!»

Детская программа проходила в интерактивной форме — после просмотра каждого фильма ведущая обсуждала с детьми увиденное. «Активное включение в беседу дает ребятам возможность прочувствовать разные ситуации, в которых может оказаться человек с инвалидностью, и самостоятельно сделать выводы, а также поделиться своими впечатлениями, мыслями, эмоциями и задать вопросы», — уверены организаторы. Они не пытаются пробудить в людях жалость, а наоборот убеждают — инвалиды могут жить полноценной жизнью, если им вовремя протянуть руку.

Софья Успенская, Михаил Кирьянов