«Необычных» детей – в обычные школы. В Воронеже будет создана экспериментальная площадка по инклюзивному обучению.

«Дети дождя»

Диме уже девять лет. Он не ходит в школу и обычную учебную программу вряд ли «потянет». Он – аутист, который не может самостоятельно одеться или поговорить с мамой. Но мальчик обладает уникальными способностями в области информационных технологий, проще говоря, соображает в компьютерах, и отнюдь не на уровне ребёнка.

Говорят, что ребёнок-аутист похож на обычное дитя, только находящееся будто бы в тёмной комнате. Иными словами, он ничего не получает информации из внешнего мира. Заболевание аутизм нам, людям, не связанным с медициной, наглядно стало известно после того, как в 1988 году вышел в прокат фильм «Человек дождя», где главный герой, которого удачно сыграл Дастин Хоффман, мог запомнить гигантский объём информации и быстро сосчитать большое количество предметов. Но общаться с людьми, как нормальный человек, не мог. Ребёнок с таким диагнозом на первый взгляд кажется обычным, настораживает только его взгляд. Как говорится, в никуда. В то время как малыши вокруг живо реагируют на всё новое, дети-аутисты ничего не замечают, а занимаются своим миром и своими эмоциями, в отрыве от действительности.

Трудно сказать, уменьшилось или увеличилось за последнее время количество таких детей – и в стране, и в регионе.

– Дать точную статистику не получится, – говорит председатель правления Воронежской региональной общественной организации инвалидов и родителей детей-инвалидов с нарушениями психического развития аутистического спектра «Искра надежды», кандидат педагогических наук Татьяна Поветкина. – В Воронежской области нет единой системы учета детей-инвалидов и лиц с особыми образовательными потребностями. Статистические сведения из разных ведомств значительно расходятся. Мы располагаем координатами около двухсот детей с расстройствами аутистического спектра. А сколько их в действительности, нам неизвестно.

Зато известно, что в области нет программ по реабилитации и социальной адаптации детей-аутистов, что делает заботу о них исключительно семейной проблемой. Зачастую родители, не имея достаточной информации и физической возможности работать со своим ребёнком и бороться за его нормальную жизнь в обществе, а также не найдя соответствующую школу, нанимают ему специалиста, который приходит на дом. Этот человек знает, как необходимо обращаться с малышом: не смотреть в глаза, исключать телесный контакт – будь то на зрительном либо на словесном уровне. Но опять-таки, это игра в одни ворота, ведь маленький аутист так и не может реализовать себя среди обычных людей и навсегда остаётся один на один с собой. Вперёд, ко всеобщей инклюзии

В апреле в Москве состоялся международный научно-практический семинар «Инклюзивные процессы в современном образовании: опыт, проблемы, перспективы», на котором присутствовала Татьяна Поветкина. На встрече специалисты обсуждали проблемы внедрения инклюзивного образования в России, учитывая опыт Великобритании и США.

«Коммуна» уже писала об инклюзивном, или включённом, образовании (27 января этого года), которое предполагает, что дети-инвалиды, несмотря на свои физические и интеллектуальные особенности, обучаются вместе с обычными сверстниками в массовой школе по месту жительства. Причём не в специализированном классе коррекции, а в одном классе. Правовая база для введения инклюзивного образования имеется – по закону ребёнка-инвалида могут взять в любую школу. И родители вправе это потребовать, им никто не может отказать. Есть одно «но»: школа должна создать особые условия для принятия «особых» детей – начиная от пандусов для колясочников и заканчивая формированием толерантного отношения к «необычным» детям среди учеников. Все должны быть равны.

– В Москве уже несколько лет действуют учебные заведения со всеми необходимыми условиями, работающие по системе инклюзивного образования, – делится «столичной» информацией с читателями «Коммуны» Татьяна Евгеньевна. – Среди них восемь детских садиков, семь школ и пятнадцать учреждений дополнительного образования. Есть школа под названием «Ковчег», в классах которой имеются специальные комнатки для аутистов. Ведь школа для умственно отсталых детей аутистам не подходит – им необходим индивидуальный подход. На семинаре один мужчина сказал, что отдал своего абсолютно здорового сына учиться в «Ковчег», потому что считает, что именно там есть по-настоящему человеческая атмосфера.

В нашем регионе инклюзивное образование только-только внедряется. Усилиями волонтёров «Искры надежды» зимой этого года в школах Воронежа проходили «уроки доброты», которые должны были помочь обычным школьникам стать более терпимыми и восприимчивыми к чужим проблемам и бедам.

А со следующего учебного года в области планируется создать так называемую экспериментальную площадку по инклюзивному образованию. Тогда «необычные» дети пойдут в обычные школы. Среди них четыре аутиста. Пока точно неясно, какие учебные заведения примут в свои стены ребят с особыми образовательными потребностями. От программы к центру

Что из этого получится, неизвестно. Тем не менее, инклюзии всё же быть. Президент страны Дмитрий Медведев на заседании Совета при президенте РФ по делам инвалидов, прошедшем в начале апреля, призвал не затягивать ратификацию Конвенции ООН «О правах инвалидов», а при необходимости лишь отсрочить вступление в силу некоторых положений. Он напомнил, что документ должен быть ратифицирован до конца 2009 года. Кстати говоря, Россия подписала конвенцию в сентябре прошлого года. В ней сказано, что государства-участники признают право инвалидов на образование и обеспечивают им инклюзивное образование на всех уровнях и обучение в течение всей жизни.

В апреле в Воронежском доме молодежи состоялся «круглый стол» на тему реализации прав детей с аутизмом на образование, реабилитацию и достойную жизнь в области. Оргкомитет заседания прислал в «Коммуну» открытое письмо, обращённое к Правительству Воронежской области и Воронежской областной Думе. В нём, в частности, содержатся предложения о принятии областной целевой программы «Социальная поддержка детей и молодёжи с ограниченными возможностями здоровья». Кстати говоря…

На железнодорожном вокзале «Воронеж – Курский» Юго-Восточной железной дороги принимаются меры по улучшению качества обслуживания лиц с ограниченными физическими возможностями.

В настоящий момент для обеспечения потребностей инвалидов установлен турникет с расширенным коридором для проезда инвалидных колясок, лестницы вокзала оборудованы пандусами, проходы и помещения вокзального комплекса оснащены указателями доступности для людей с ограниченными способностями. Для людей с ослабленным слухом железнодорожники приобрели и установили переговорное устройство «пассажир – кассир», а на окне билетной кассы размещено объявление о внеочередном обслуживании инвалидов. На информационном стенде в здании вокзала размещена информация о правилах пользования железнодорожным транспортом инвалидами.

Служба по связям с общественностью ЮВЖД сообщает, что в дальнейшем с целью улучшения качества обслуживания лиц с ограниченными физическими возможностями на вокзале «Воронеж – Курский» планируется реконструировать туалетные комнаты и оснастить здание подъёмниками и рампами.

Недавно стало также известно, что в связи с распоряжением главы Воронежа Сергея Колиуха «Об обеспечении доступа инвалидов к объектам социальной инфраструктуры» в текущем году запланировано обустройство тротуаров отмосткой для беспрепятственного доступа инвалидов-колясочников к объектам социальной сферы на территории районов города.

Анастасия Бырка, газета «Коммуна»