Наши мамы на кинофестивале «Кино без барьеров»

Наши мамы на кинофестивале «Кино без барьеров». Жанна Беннер: «Ребенка надо чувствовать»

Жанна Беннер – мама Анечки и Виталика, они все вместе приехали на кинофестиваль представлять ролик социальной рекламы «Солнце светит всем», в котором дети с инвалидностью и без играют вместе. У Ани синдром Дауна, она яркий ребенок с характером, очаровавший нашего волонтера Настю Фатову http://www.kinofest.org/ru/news/32-solntse-svetit-vsem , Виталик показался мне серьезным маленьким джентльменом. Я видела, как Жанна сдержанно заплакала, когда на голосовании показывали их ролик, и мне захотелось познакомиться – есть у этой женщины особая светлая энергия – как у всех любящих мам на этом фестивале и в мире.

– Жанна, скажите, какой характер у Ани?

– Разный. Она очень ласковая – это все отмечают, очень любит обниматься. Очень добрая. Упрямая в то же время – спорить с ней и доказывать свое бесполезно, я ей говорю: «Я поняла, считай, как ты считаешь». Когда у нее эмоциональный подъем, она запоминает все – например, когда они учат песни. А вот те же стихи – всё, из-под палки, уже немножечко сложнее.

– Чем Аня отличается от других детей?

– Агрессию Аня не приемлет ни в каком виде. Это касается не только ее – если она видит, что кому-то причиняют боль, она это не может терпеть. Если ругаюсь, она прячется: «Мам, не надо, так нельзя» – так было всегда. А в плане обучения просто нужно чаще повторять. Что ей интересно, что ей самой надо – тут и учить не приходится, она сама схватывает.

– А что интересно?

– А это только ей интересно. Аня предрасположена к полноте, я ее ограничиваю в еде, с 3 лет у нас диета, на ночь мы не кушаем (смеется). Мы поехали к моим родителям, а там еще моя бабушка. Аня сидела рядом с бабушкой, ели шашлык на ребрышках. Она поест и косточки к бабушке в тарелку складывает. Бабушка у нее спрашивает: «А ты чего ешь и косточки мне в тарелку складываешь?». Аня отвечает: «Чтобы никто не знал, сколько я кусочков мяса съела». Поэтому сложно здесь говорить об умственной отсталости. Я считаю, просто они не забивают себе голову тем, что им не надо. Что ей интересно – все знает. Где деньги брать, например: «Сходи в банк, зачем ты на работу идешь? Иди с карточки сними». Никто ее этому не учил, сама где-то услышала.

– Как они с братом общаются между собой?

– Как все: дерутся, дружат, любят.

– Вы на уроках сидите вместе с Аней?

– Нет, она в этом не нуждается. Я недельку с ней походила и все, сказала, нет, давай сама. Я ее провожаю и встречаю. У нас в Воронеже создана программа инклюзивного образования и экспериментальная площадка, куратор – Татьяна Евгеньевна Поветкина, она сотрудничает с «Перспективой». Так что мы в нормативный класс пошли, в общеобразовательный, программа обычная.

– А есть в классе еще особые дети?

– Есть мальчик с ДЦП. И еще дети, которым психиатр прописала не повышать психо-эмоциональных нагрузок, дети с эпилепсией. У нас, наверное, у всего класса поведение хромает, думаю, у каждого что-то есть.

– А как учитель справляется?

– Мне очень повезло, что мы с учителем на одной волне: у нее требовательность, и у меня требовательность, поэтому для Ани не было шокового состояния или чего-то неестественного. Хотя у нас тяжелая программа, Петерсон, но моя закалка, наверное, дала свое.

– А как не перегнуть в этом случае?

– А здесь уже чувствовать надо ребенка. Я, конечно, не говорю, что я от нее требую все. Сейчас пошла таблица умножения на сотни в столбик и вычитание, сложение. Я достала калькулятор и говорю: «Я ребенка и себя мучить не буду». Я вижу, что она может, и это, конечно, требую: написание, словарь, правила, по окружающему миру я просто перерабатываю информацию сама, а потом ей рассказываю, что она должна запомнить. Она у меня прекрасно читает, причем когда мы пошли учиться, мы только начинали читать слоги, а через месяц она уже стала читать. Аня занимается пением, причем на музыку ходит в обычный коллектив, нам очень повезло с преподавателем – Александра Николаевна Хорошилова. У нас в Воронеже мы принимали участие в инклюзивном фестивале: «В кругу друзей». Я в свое время научила Аню разговаривать с помощью пения, не знаю, что мне стукнуло в голову. Она «мама», «папа», «баба» говорила, но вот имена, например, никак. И тогда я стала наигрывать ей на обычном детском пианино просто по слогам, и она стала повторять, и с того момента у нас пошло.

– Это был ваш творческий подход!

– Я во всем стараюсь искать творческий подход. Надо чувствовать ребенка. Если вижу, что она уже устала и не может, я не требую. И учитель так же к этому относится.

Беседовала Анастасия Хохлова
Фотограф Кристина Богачева